Миллионный спор по госконтракту с федеральным министерством

Содержание статьи:
  • Последствия расторжения госконтракта
  • “Правила игры” в госконтракте

В этой статье мы покажем в каких компетенциях лежит реальная ценность юристов для клиентов. Эта ценность кроется не в том, чтобы «глаголом жечь сердца людей», как показывает медиа, а ровно наоборот, в формализме и глубинном поиске деталей. Именно эти детали часто меняют исходную, порою невыгодную позицию клиента.

Продемонстрируем эту мысль на конкретном примере нашего клиента, организатора крупных выставок, у которого Министерство промышленности и торговли отказалось принимать выполненную им работу.

Последствия расторжения госконтракта

Начнем с того, что понятийно Минпромторг прав, и помимо потери нескольких миллионов рублей, нашему клиенту грозило «отлучение» от государственных закупок, его основной категории дохода.

В 2019 году клиент заключил очередной договор с министерством, взяв обязательство организовать Российский павильон на международной выставке в Европе. Важная деталь – это должна была быть экспозиция производителей именно сельскохозяйственной техники.

Задайте вопросы старшему юристу прямо сейчас Задать вопрос юристу

Этап планирования концептуальной части завершился гладко: все детали согласованы, список производителей и их экспонатов утвержден Заказчиком. А дальше, как и у многих других участников ивент-индустрии, планы изменила пандемия Covid-19. Большинство экспонентов начали отказываться от участия, и организаторам пришлось срочно искать замену. Но, если в прежних списках значилась сельскохозяйственная техника (в том числе тракторы и машины), то в измененных — уже её комплектующие, прямое отношений которых непосредственно к сельхозпродукции являлось спорным, поскольку они могли применяться к любой другой технике.

Наш клиент, конечно же, сообщал Министерству о смене участников и их продукции, указывая на новые обстоятельства. Но новую версию концепции с перечнем новых участников и экспонатов направил Заказчику всего за неделю до выставки.

Налицо серьезное нарушение условий государственного контракта, которое дает заказчику основание расторгнуть его в одностороннем порядке, ведь трактор и запчасти для трактора — вещи не равноценные. Собственно, что государственный заказчик в лице Минпромторга и сделал, отказавшись принимать и оплачивать работу нашего клиента и еще, тем самым, обеспечивая ему место в реестре недобросовестных поставщиков.

И вот с этого момента к данной ситуации подключились наши юристы.

Односторонний отказ государственного заказчика от госконтракта влечет не только полное или частичное лишение выручки по конкретному контракту, но и включение компании-исполнителя в реестр недобросовестных поставщиков (РНП). Попасть в данный «черный» список — значит два года не иметь возможности получать госконтракты.

“правила игры” в госконтракте

Теми самыми деталями и формальностями, на которые в своей позиции делали упор юристы Минпромторга, были ссылки на определенные государственные стандарты, которые регламентируют что же считать сельхозтехникой. Так, исходя из выбранного Министерством конкретного ГОСТ, трактор и самоходная машина являются сельхозтехникой, а запчасти к ним – нет.

И в целом, были правы. Однако были детали контракта, вернее их отсутствие в контракте, которыми уже воспользовались мы.

Изучив огромный госконтракт, мы нашли, что в документе прямо не указано, что экспонаты, предоставляемые участниками, должны относится к понятию «сельскохозяйственная техника», и вообще, что именно входит в данную категорию. Именно это стало основой требований в иске.

Представители министерства настаивали, чтобы суд оценивал экспонаты на соответствие одному определенному ГОСТу. И, если бы суд встал на позицию Минпромторга и признал, что техника и комплектующие — разные вещи, то отказ Минпромторга подписывать нашему клиенту акт — правомерный.

В противостоянии деталей наши формальности победили министерские.

В контракте с Минпромторгом отсутствовали определение сельскохозяйственной техники и ссылка на какой-либо ГОСТ. Мы нашли несколько разных ГОСТов, в соответствии с которыми наши экспонаты являются той самой сельхозтехникой, представили их суду.

Помимо этого, из контракта, следовало, что наш клиент обязуется «организовать выставку производителей сельскохозяйственной техники и предоставить экспонаты данных предприятий». Двойственность формулировки позволяет прийти к выводу, что на выставке должны быть именно сельскохозяйственные производители (к которым как раз и относились привлеченные участники), в то время как требование о том, что к данной категории должны относиться представляемые им экспонаты, вовсе отсутствует в контракте.

Старший юрист нашей компании выступила в Арбитражном суде с этими аргументами и позицией, что Минпромторг намеренно игнорирует условия контракта и другие стандарты, недобросовестно отказываясь от приемки качественно оказанных услуг.

Суд согласился со всеми нашими доводами, и мы, выиграв, взыскали полностью сумму оказанных услуг. Даже несмотря на фактическое отклонение от договора нашим клиентом.

Слабая позиция — еще не поражение. Как всегда – «дьявол в мелочах».

Для толкования терминов в контракте используйте четкую систему координат, которая фиксируется через прямое указание реквизитов конкретного ГОСТа и вот почему:

1. Существует огромное количество госстандартов, содержащих в себе разное определение одних и тех же понятий. В нашем случае, есть и такие, исходя из которых и полноценные машины, и отдельно узлы и агрегаты относятся к категории «сельскохозяйственная техника».

2. Законодательство рекомендует, но не обязывает следовать ГОСТу (в отличие от Технических регламентов Таможенного союза), и его применение обязательно в случаях, когда стороны сами договорились об этом.

Переходите на эффективную юридическую поддержку бизнеса

Запустим первую задачу бесплатно в этот же день
  • Адрес:

    г. Москва, улица Мясницкая, дом 24/7, строение 1

  • Наименование:

    ООО «КЕЛИН» ИНН 9706007244

Оставьте заявку — с вами свяжется наш старший юрист.